2017-12-07T14:51:31+03:00

Спаленные ради искусства: на Вологодчине сожгли деревню

Следы нашумевшего фотопроекта ведут в вологодскую глубинку
Поделиться:
Комментарии: comments6
Данила Ткаченко. «Родина», 2017 © Данила ТкаченкоДанила Ткаченко. «Родина», 2017 © Данила Ткаченко
Изменить размер текста:

Проект "Родина" московского фотографа неожиданно задел Вологодчину. Парень признался, что создавая свой проект, поджигал в далеких деревнях деревянные дома и фотографировал.

Портал "Colta" сделал с ним интервью, фотографии стали доступны: в ночи полыхает деревня.

В социальных сетях начались дебаты о проекте, а Вадим Разумов и Михаил Ильин выдвинули версию: фото сделано в деревне Березово Кирилловского района.

Нужно туда ехать, но добраться туда сейчас крайне тяжело.

Яндекс-карты услужливо рисуют все: 330 км от Вологды ехать по дороге на Вытегру, через 10 часов будешь в Березово. Чуть поближе - 290 км, если обогнуть озеро Воже с севера, но уже 11 часов в пути. Яндекс готов показать где пробки, где парковки, панорамы и фото. Впрочем, стоп: ни панорамы, ни фото нет. Но есть вид со спутника: дома стоят, вытянувшись вдоль ручья, который впадает в речку.

Однако Чарозерское поселение Кирилловского района нам знакомо. Вологодских журналистов как-то туда возил известный писатель Анатолий Ехалов - сотни километров лесов, болот. Пробраться, едва свернув с федеральной трассы, можно только на санях, прицепленных к снегоходам. Только после сильных морозов, когда болотина стала асфальтом. И там уже приходилось слышать истории, что в редкие населенные пункты продукты завозили на пене - металлическом листе, который за собой тащит трактор.

Наверно, о сгоревшей деревне должны знать в районном отделении Единой службе спасения. Но там посоветовали доехать до центра поселения, до Чарозера, а там спросить.

Ничего дежурные не могли пояснить и о сгоревшей деревне: в журнале, где скрупулезно фиксируются ЧП, ничего подобного в это лето не случалось. Подозрительно: пожарные до Березово не ездят.

После 17:00 в администрации поселения трубку никто не берет. Но работает правило шести рукопожатий. Нашелся сотовый телефон главы поселения Надежды Петуховой:

- Надежда Николаевна, в вашем Чарондском поселении есть Березово. Как проехать до этой деревни?

- Никак. Если только охотники там ездят.

- Это заброшенная деревня?

- Нет, мы считаем, что она жилая. Там зарегистрирован по месту жительства один мужчина, по-моему, 1935 года рождения. Он уехал к родственникам в Вожегодский район.

А дальше начинается невероятное. Что часть деревни Березово сгорела, Надежда Николаевна узнала от полиции. Но еще в 2016 году. К стражам порядка обратились родственники, чьи дома сгорели.

- Ко мне летом 2016 года полиция обращалась с таким же вопросом - как проехать? От нас, от Чарозера, по Кирилловскому району не проехать - леса, топи. Раньше делали зимник в ту сторону - напрямик 35 километров, зимой можно было добраться. Теперь не делают, потому что даже зона - колония в той стороне была, - сейчас она расформирована. Нужно возвращаться на федеральную трассу, там выезжать через Вытегорский район. Но туда тоже никто давно не ездит! Там был когда -то целый Польченгский сельский совет. Но край стал неперспективным, люди потянулись в районный центр, в Вологду или Череповец, в столицы или Петрозаводск. И вся сторона обезлюдела. Березово вот дольше всех продержалось.

- А точно в проекте Березово горит? Назывались и другие деревни. Может, ошибка?

- Мне показывали фотографии - по Интернету прислали. Я узнала, хоть там и была лет 15 назад. Посредине деревни течет ручей, через него мост. А по обеим сторонам, на берегах - дома, бани. Люди жили, в колхозе работали.

Григорий Шувалов нашел подтверждения версии, что на снимках то самое Березово.

Григорий Шувалов нашел подтверждения версии, что на снимках то самое Березово.

- По мнению фотографа, это все брошенное, там никто не живет, и, значит, это ничье... Поэтому он и поджег.

- Люди жили там испокон веков! Это были те, кто заготавливал лес, рубил избы, бани, хлева, погреба устраивал. И все это есть, это числится в похозяйственных книгах, которые мы храним. В них описаны дома, земля, постройки, указано, кто хозяин. Какое же это бесхозное? У каждого дома есть наследники. Многие, какая дорога бы не была, добираются летом. Что людей тянет на родину, это же понятно!

- Как отнеслись вы к ЧП?

- Я считаю, что это преступление. И все согласны, что это преступление. Насколько я знаю, следственного дело возбудили еще тем летом. Хотя было понятно, что раскрыть его сложно, так и говорили - "глухарь". Но сейчас, когда опубликованы и имя, и фотографии, и его слова, думаю, полиция скажет свое слово.

В сетях люди обсуждают случившееся. У кого-то, например, в голове не укладывается, как можно взять и уничтожить то, что тебе не принадлежит...

Культурная общественность отреагировала болезненно. В выражениях не стеснялись даже самые культурные люди.

Кандидат филологических наук Елена Титова, инициатор сохранения Цветаевского дома в Соколе:

- ... Искусство, разумеется, будоражить через боль может. Но ведь боль не ради боли нужна... Что после неё - после таких фотографий? Пустота. И кроме того, почему этот человек исключил возможность возрождения жизни в таких домах - пусть и не сейчас? Какое у него право решать вопрос о том, стоять им или нет? Не он их ставил, не ему распоряжаться и судьбой строений. Надо бы таких "художников" поселить на этом пространстве после поджога - их представления о прекрасном сразу поменяются...

Алексей Новоселов, директор Тотемского музейного объединения:

- Фотограф Ткаченко сделал это для привлечения внимания к своему творчеству и, как следует из его слов, для гармонизации внешнего и внутреннего мира. Чтобы в грязи не копаться - ее (деревянные брошенные дома) надо сжечь. Или, в лучшем случае, замотать чёрными тряпками.

Я бы не стал никак это комментировать. По-моему, тут более или менее всё понятно, и радует, что моя френдлента в целом единодушна (в отличие от очень огорчивших меня разных мнений про уренгойского Колю). Но для меня, человека, на дух не переносящего слово "консерватизм", интересующегося выставками в ПЕРММ и Эрарте, отслеживающего новинки современного искусства - всё это какой-то чудовищный плевок в душу людям, которые жили и живут на сельской территории. И пытаются сохранять эту жизнь, которая ещё теплится и даже местами бьёт ключом - здесь, на руинах двух империй, которым деревня была нужна исключительно как источник ресурсов.

Для деревни эти остовы храмов, в каком бы состоянии они ни были - это маяки, которые поддерживают либо саму деревню, либо (если кругом уже голое поле) - память о ней. А каждый ещё стоящий деревянный дом - это память о людях и событиях, здесь происходивших.

Для меня как для музейщика эта память относится к разряду сакрального - того, что нельзя потревожить, что должно быть определённой константой.

А сожжённая и замотанная в чёрные тряпки память - это чудовищный трэш.

СПРАВКА

Березово. Входит в состав Чарозерского сельского поселения, расстояние по автодороге до районного центра Кириллова — 119 км, до центра муниципального образования Чарозера — 35 км (непроезжие!). В деревне не было школы - дети уезжали учиться в другие места, жили в интернатах, в том числе в Чарозере. Не было магазина, почты.

По переписи 2002 года жили 4 человека.

На сегодняшний день здесь прописан 1 человек.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также