Вологда

Почему в Москве смертность от коронавируса намного ниже, чем в других мировых столицах

В апреле количество умерших в российской столице выросло на 18%, в то время как в Нью-Йорке произошел скачок более чем в 6 раз
На фоне других мировых столиц Москва по официальным данным о смертности выглядит намного менее пострадавшей из-за коронавируса

На фоне других мировых столиц Москва по официальным данным о смертности выглядит намного менее пострадавшей из-за коронавируса

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

По данным на 12 мая, количество жертв коронавируса в Москве составило 1179 человек. При этом в апреле общая смертность в российской столице выросла по сравнению с тем же месяцем прошлого года на 18%. А если сравнивать со средней апрельской смертностью за последние 10 лет, то рост и вовсе рекордный: около 20%.

- Свой вклад в эту печальную статистику вносят несколько факторов. Безусловно, добавились смерти от коронавирусной инфекции, в том числе неучтенные — такие есть во всех странах. У нас их процент определится позднее, - рассказал «КП» профессор Высшей школы управления здравоохранением Сеченовского университета Артем Гиль. - Также во время эпидемий растет смертность из-за снижения доступности плановой и экстренной медицинской помощи хроническим больным. Многие больницы и отделения перепрофилируют под инфекцию, и часть пациентов лишается доступа к другим видам необходимой им помощи: кардиологической, онкологической, хирургической и т. д. Плюс ко всему увеличивается общая нагрузка на систему здравоохранения, и качество и скорость оказания медпомощи из-за этого в целом страдают.

Еще предстоит изучить алкогольную составляющую этой смертности, отмечает эксперт. Употребление алкоголя в период самоизоляции могло увеличиться, как это обычно у нас бывает в долгие праздники, например, на Новый год. В такие периоды в России традиционно растет злоупотребление спиртным и связанная с этим смертность.

ВПЕРЕДИ И ЛОНДОН, И ПАРИЖ

В то же время на фоне других мировых столиц и крупных городов Москва по официальным данным о смертности выглядит намного менее пострадавшей из-за коронавируса. Если у нас дополнительный рост общей смертности за апрель составил 18%, то, скажем, в Нью-Йорке произошел месячный прирост числа умерших почти в 6 раз. Похожая ситуация в Лондоне, Мадриде, Париже, Стамбуле, Джакарте — там среднемесячное количество погибших после вспышки COVID-19 подскочило в разы. В чем секрет относительно успешной ситуации в российской столице?

- Здесь играет роль набор факторов, - поясняет профессор Гиль. - Прежде всего это особенности распространения инфекции по возрастным группам. У нас примерно половина всех новых случаев заболевания регистрируется среди лиц в возрасте до 45 лет, и до 80% всех случаев в возрасте моложе 65 лет. Тогда как самая высокая смертность от CОVID-19 по международным данным наблюдается в возрасте 70 - 89 лет. Задержку регистрации апрельских смертей ЗАГСами в России тоже нельзя исключить.

УМИРАЮТ ОТ ИНФАРКТОВ, НЕ ДОЖИВ ДО COVID

- В России доля людей старше 70 лет, особенно мужчин, меньше, чем в странах Западной Европы, - продолжает эксперт. - Это означает, что у нас в принципе гораздо меньшее количество пациентов из группы самого высокого риска — то есть пожилых мужчин с хроническими неинфекционными заболеваниями (сердечно-сосудистые, диабет, онкология). Именно на них приходится больше всего случаев летальных исходов при COVID. Кроме этого, в нашей стране такие пациенты рискуют умереть и из-за снижения качества и доступности медпомощи при своих хронических болезнях в период эпидемии. По-прежнему, большинство преждевременно уходят из жизни от самых распространенных для России причин смерти — ишемической болезни сердца, инсультов, диабета, онкологических заболеваний, внешних причин смерти (травмы и отравления).

Самоизоляция тоже могла сыграть положительную роль в снижении темпов распространения инфекции и в снижении смертности, но у нас она не была такой строгой, как в Италии, или Испании, отмечает Артем Гиль.

КСТАТИ

Общая смертность в России и без апрельского прироста, связанного с эпидемией, значительно выше, чем в странах Европы, наиболее пострадавших от коронавируса, обращает внимание эксперт.

«Даже в условиях пандемии, когда все думают прежде всего о спасении заболевших COVID, нужно организовывать медпомощь так, чтобы она оставалась доступной и качественной при хронических неинфекционных заболеваниях, от которых погибает подавляющее большинство наших граждан, - подчеркивает профессор Гиль. - То есть чтобы на лечение без промедления могли попасть люди с инфарктом, инсультом, онкологическими и другими заболеваниями».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Россия – третья в мире по заболеваемости COVID-19

Зато по уровню смертности от новой инфекции мы сейчас на 18-м месте (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ