Общество

Раритет - письмо Анастасии Цветаевой пополнило фонды вологодского музея

В нем она просила помощи в создании фильма
Фото: сайт Радио России.

Фото: сайт Радио России.

Культурный центр Анастасии Цветаевой в Соколе еще не создан, но один из раритетов для будущей экспозиции только что поступил в в Вологодскую область.

Это письмо, написанное Анастасией Ивановной в 1991 году. Оно было передано из Санкт-Петербурга. История его затронула судьбы многих людей. К вологжанке Елене Титовой, инициатору создания музея А.Цветаевой на Вологодчине, обратилась жительница Петербурга Надежда Мартынова. Она написала, что работает заведующей библиотекой правовой и экономической информации. Одна из посетительниц курсов, организованных библиотекой, обратилась с необычной просьбой: принесла ей письмо и попросила передать его в хорошие, и главное, нужные руки.

Но в Санкт-Петербурге нет ни библиотеки, ни музея семьи Цветаевых. У Надежды Викторовны была мысль передать раритет в библиотеку им. М.И. Цветаевой в Новосибирске. Рассматривались варианты отдать его и в какой-нибудь музей. Но, можно было предположить, что в музеях Марины Ивановны немало рукописей, так что письмо могло бы попросту затеряться.

Письмо Анастасии Цветаевой меценату Олегу Шарапову.

Письмо Анастасии Цветаевой меценату Олегу Шарапову.

Интернет подсказал, что "личный" музей Анастасии Ивановны есть только в Казахстане. Но в Вологодской области был найден дом, в котором жила писательница, и там вскоре появится первый российский музей ее имени. Тот же Интернет сообщил, что инициатором сохранения дома и организации музея является вологжанка Елена Титова. Найти ее страничку в социальных сетях не составило труда. Надежда Викторовна связалась с ней:

" Увидела, что Вы являетесь автором проекта музея Анастасии Цветаевой. Хотелось бы узнать, на какой стадии сейчас проект? Нам в библиотеку принесли письмо, написанное рукой Анастасии Ивановны, и мы бы хотели передать его в музей, если он уже открыт. Буду благодарна за ответ..."

Переслала Надежда Мартынова и скан письма. В нем писательница обращается к некому Олегу Шарапову с просьбой оказать содействие в съемке фильма по ее повести. Имя адресата никому ни о чем не говорило.

Мы связались с Надеждой Мартыновой, а она, в свою очередь, сообщила телефон той самой посетительницы их библиотеки, которая принесла письмо. Регина Оснос, жительница Петербурга, рассказала, как письмо попало к ней. Она знакома с Олегом Николаевичем Шараповым, который раньше жил в Москве, а сейчас уехал в глубинку. Регина Викторовна видится с ним летом - у нее там дача.

Вот что она сказала: "Олег Николаевич - очень интересный, интеллигентный человек. Письмо он мне передал, чтобы не пропало, он человек пожилой... Я, честно говоря, не знала, кому можно было передать, некоторое время оно лежало у меня... Но стала ходить на курсы в библиотеку, там увидела Марину Викторовну - и поняла, что ей могу доверить. И, кажется, все так и получилось. Про Олега Николаевича не буду много рассказывать - вы лучше позвоните сами! Но это очень хороший человек, неравнодушный, любящий культуру!"

Мы позвонили Олегу Николаевичу. О себе он распространяться не стал. Сказал, что лично был знаком с Артуром Зариковским, режиссером-документалистом. Он встретился с ним при посещении театра - их спутницы были знакомыми. Режиссер был весьма заинтересован повестью А.Цветаевой, готовил по ней сценарий. По словам Олега Николаевича, фильм назвался "Котик".

Надо пояснить, что в повести Анастасии Ивановны "Сказ о московском звонаре" речь идет о сыне дирижера Константина Сараджева - Котике. Звонари и музыканты и поныне считают его гением. Котик Сараджев с семи лет был композитором. Самое главное в нем -это гиперсинестезия слуха: он различал в октаве - 1701 звук. И, вероятно, поэтому он из инструментов признавал только колокола... Так вот, Артур Зариковский хотел снять фильм, естественно, с согласия Анастасии Ивановны. И она, видимо, по совету Артура Зариковского, и обратилась за содействием к предпринимателю - Олегу Шарапову.

Письмо написано ее рукой на обычном листе, которые использовали для печатных машинок. Вот его дословный текст:

"О.Н. Шарапову."О.Н. Шарапову.

Многоуважаемый Олег Николаевич!Многоуважаемый Олег Николаевич!

Зная Вас как авторитетного и беспокоящегося о судьбах русской культуры человека я, Анастасия Ивановна Цветаева, обращаюсь к Вам с пожеланием содействия и возможной с Вашей стороны помощи в создании фильма по сценарию Артура Зариковского "Дисгармония звонаря" созданного по мотивам моей повести "Сказ о звонаре московском" (журнал "Москва" №71977 г..) В наше бездуховное время создание фильма с колокольным звучанием необходимо и своевременно. В будущем фильме через тему гениального русского композитора - звонаря, главного героя картины, автору сценария удалось выразить неистребимую светлую русскую идею о возрождении Духовного и Человеческого.Зная Вас как авторитетного и беспокоящегося о судьбах русской культуры человека я, Анастасия Ивановна Цветаева, обращаюсь к Вам с пожеланием содействия и возможной с Вашей стороны помощи в создании фильма по сценарию Артура Зариковского "Дисгармония звонаря" созданного по мотивам моей повести "Сказ о звонаре московском" (журнал "Москва" №71977 г..) В наше бездуховное время создание фильма с колокольным звучанием необходимо и своевременно. В будущем фильме через тему гениального русского композитора - звонаря, главного героя картины, автору сценария удалось выразить неистребимую светлую русскую идею о возрождении Духовного и Человеческого.

Член ССП Анастасия Цветаева. 15. янв.1991 г."Член ССП Анастасия Цветаева. 15. янв.1991 г."

Фото из архива О.А.Трухачевой.

Фото из архива О.А.Трухачевой.

Как рассказал Олег Шарапов, в те годы он был "на коне" - неплохо шел бизнес. Дважды он встречался с Анастасией Ивановной. Один раз - на ее квартире. - Она была не одна, а с подругой, тоже почтенного возраста. Очень хорошо пообщались. Впечатления от встреч - самые лучшие. Это настоящая русская интеллигенция - ясный ум, быстрота реакций, неистощимый юмор, доброта... Письмо Анастасии Ивановны было датировано январем 1991 года, тогда и проходили встречи. Писательнице было 96 лет. По словам Олега Николаевича, идея режиссера его заинтересовала, так что деньги на фильм он передал. Но потом... С режиссёром они, по словам мецената, "по жизни потерялись". Сначала у Зариковского были какие-то сложности, потом у Олега Николаевича начались проблемы с бизнесом и он уехал из Москвы, то есть разминулись они теперь и территориально. Насколько он знает, фильм так и не был снят - он, по крайней мере, видел только рабочие материалы. Режиссер его не разыскивал. А Зариковского он увидел только спустя много лет, случайно, по телевизору. Так узнал, что тот жив и здоров.

Как оказалось, Елена Титова, получив письмо из Петербурга, связалась с внучкой Анастасии Цветаевой - Ольгой Трухачевой. Она написала, что Артур Зариковский все же снял фильм "Сказ и жизни и смерти без колокольного звона": "У меня есть кассета с этим фильмом... Оцифрую и привезу!" - пообещала Ольга Андреевна.

Однако информации о презентации фильма, а также ни одного похожего названия в фильмографии режиссера мы так и не обнаружили.

Артур Зариковский - довольно известная фигура в кругах документалистов. Он Член Совета учредителей общественного Московского телевидения, руководитель студии театра и кино Артура Зариковского, Член Союза театральных деятелей России, режиссер фильмов и театральных постановок, Лауреат кинофестиваля «Серебряный век русской поэзии», Кинофестиваля им. Веры Холодной, Дипломант Международного кинофестиваля «Сталкер». С ним мы попытаемся связаться в самое ближайшее время.

Между тем письмо Анастасии Ивановны Цветаевой оказией доставлено в Вологодскую область. Сейчас ведется его оформление - оно будет храниться в фондах Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Именно этот крупнейший музей страны взял под крыло Цветаевский дом, где начнутся работы по созданию первого в России музея Анастасии Цветаевой.

Елена Титова так прокомментировала поступление в будущую экспозицию: "Это письмо, конечно, очень ценный экспонат, поскольку это подлинный документ, написанный рукой Анастасии Ивановны Цветаевой. И та история, которая открывается, благодаря его содержанию, по-особому комментирует одно из важнейших произведений писательницы. Документальность - главное свойство прозы А.И. Цветаевой, вот почему совсем не случаен интерес режиссера документального кино к произведению именно этого автора. И одновременно думается о сложности самой задачи: такое произведение, как "Сказ о московском звонаре" , можно ли вообще перевести на язык кинокартины? Тем более интересны даже рабочие варианты фильма. Очень важно и то, что думала сама писательница по поводу союза литературы и кино. Ведь известно, что Анастасия Ивановна не смотрела телевизор. Готова была утопить все эти "ящики" в океане. А здесь явно просвечивает ее мысль о возможности органичного союза литературного текста и визуального образного ряда. И для меня ценность этого письма ещё в самом его характере, стилистике - это ведь образец той самой эпистолярной культуры, которая на сегодняшний день, как мне кажется, уже утрачена. Всего три предложения, но в них и пожелание, и сведения о режиссёре и фильме, и оценка сценария, его значения, и характеристика эпохи, и шире - мысль об искусстве, которое должно воплощать истинное духовное и человеческое. Лаконично и с достоинством написано это обращение к тому, кого ещё не знает Анастасия Ивановна, но о ком ей рассказывали. И ведь она не просит за себя - она выражает надежду на содействие в благом деле, аргументирует необходимость поддержки инициативы режиссера и помогает объединению людей в решении творческих задач. Письмо по делу, не исповедальное, а как многое в нем сказалось..."