В мире

Сергей Лавров - "КП": Порошенко готовит провокацию на границе с Крымом. Он получит ответ - мало не покажется, я вас уверяю

Министр иностранных дел России в гостях у «КП» рассказал об отношениях с США, хамстве Киева и Курилах
Глава МИД России стал гостем прямого эфира Радио "Комсомольская правда"

Глава МИД России стал гостем прямого эфира Радио "Комсомольская правда"

Фото: Михаил ФРОЛОВ

17 декабря глава МИД России Сергей Лавров дал интервью в прямом эфире на сайте kp.ru. Приводим полный текст беседы министра с корреспондентами «Комсомолки» Дарьей Асламовой и Андреем Барановым.

А. Баранов:

- Сергей Викторович, два с половиной года назад мы встречались с вами в этом же формате…

- Полтора.

А. Баранов:

- Да, 16-й год.

С. Лавров:

- Я бы не перенес такой долгой разлуки.

А. Баранов:

- Тогда мы начали с того, что тревожнее становится внешнеполитическая обстановка вокруг нас, но вы заверили, что никакой войны не будет, этого совершенно не хочет российское руководство. И наверняка наши партнеры, как вы сказали, тоже в этом не заинтересованы. Вот прошло полтора года. И мы видим, что никаких улучшений нет, наоборот, становится все более тревожно, и даже некоторым нашим слушателям страшно, некоторые сравнивают нынешнюю ситуацию с концом 30-х годов прошлого века, с предвоенными. Наш читатель Влад прямо спрашивает: «Господин министр, скажите честно, чего ждать? На нас нападут?»

С. Лавров:

- Ну, есть сравнения, и более глубоко уходящие в историю. Есть не только у нас и за рубежом деятели, которые предрекают ситуацию перед началом Первой мировой войны, ссылаясь на накопление противоречий в Европе, в том числе на Балканах, между прочим. Но мое крепкое, твердое убеждение заключается в том, что политики в ключевых странах не могут допустить какой-то большой войны. Что им этого не позволит общественное мнение, не позволят народы. Надеюсь, что и парламенты в каждой западной стране проявят максимальную ответственность. Но я абсолютно согласен с тем, что напряженность нагнетается беспрецедентная. Мы видим, как рушатся международные договоры. В свое время был разрушен в одностороннем порядке США договор о противоракетной обороне, и мы вынуждены были принять меры, которые не позволили бы этому крайне негативному событию подорвать стратегическую стабильность. Теперь на очереди договор о ракетах средней и меньшей дальности, который США считают устаревшим, прежде всего, обвиняя нас в том, что мы его нарушаем, но прозрачно намекая на то, что им бы хотелось аналогичные ограничения, которые взяли на себя Советский Союз и Соединенные Штаты в свое время, распространить и на Китайскую Народную Республику, и на ряд других стран, включая КНДР и Исламскую Республику Иран.

Мы категорически против такой инициативы, мы выступаем за то, что договор необходимо сохранить, он всем международным сообществом не раз признавался одним из краеугольных камней международной безопасности и стратегической стабильности. Как вы знаете, мы буквально сегодня в Организации Объединенных Наций будем во второй раз пытаться провести резолюцию Генеральной Ассамблеи, которая высказалась бы в поддержку сохранения этого договора. Кроме того, мы предъявили Соединенным Штатам нашу озабоченность в отношении того, как они выполняют этот договор, причем эти озабоченности основаны на конкретных фактах, на военно-техническом развитии ситуации, в частности, связанной с развертыванием базы Соединенных Штатов в Румынии и планируемого развертывания в Польше. Мы слышим заявления наших американских коллег о том, что единственный путь спасти договор – это для России уничтожить некую ракету 9М729. Вернее, не некую, она существует, но которую якобы Россия создала в нарушение дальности, установленной договором. В ответ, как вы знаете, наверное, наш министр обороны, вслед за аналогичными шагами на экспертном уровне, официально предложил министру обороны Соединенных Штатов Мэттису встретиться и начать профессиональный разговор. Соединенные Штаты даже не ответили, хотя бы формально признали, что такое приглашение получено. Наверное, если бы они это сделали, то были бы вынуждены объяснить, почему они уходят от профессионального разговора и продолжают действовать в пресловутом стиле «хайли лайкли» - вам остается только покаяться, вы во всем виноваты.

Знаете, я при этом хочу сказать, что у меня нет сомнений, что президент Трамп, когда он проводил избирательную кампанию, когда он избрался, он был искренен, когда говорил, что хочет хороших отношений с Российской Федерацией. К сожалению, последствия победы Трампа над Хиллари Клинтон в свое время вызвали такое цунами в американской внутриполитической жизни, прежде всего из-за того, что системные так называемые элиты ощутили себя неуютно, им показалось, что происходит нечто, что приближает власть к простому избирателю. И с тех пор, как вы знаете, многократные обвинения России во вмешательстве в выборы, в хакерских атаках на демократическую партию, на другие структуры США ни разу нигде и никем не были обоснованы фактами.

Замечу, что, конечно же, эта русофобия в решающей степени, по нашему убеждению, связана с внутриполитической борьбой. Хотя, конечно же, Соединенные Штаты, кто бы ни выступал за добрые отношения с Россией, видит в нас конкурента. Так же, как, кстати, и в Китайской Народной Республике. Они видят конкурента. Но не случайно, что в отсутствие фактов, доказывающих наши прегрешения по отношению к американской демократии, русофобская кампания так ничего и не принесла. И в последние дни и недели пропагандисты американские активно взялись за Китай. Уже Китай теперь является главным хакером, который подрывает устои американского общества. Так что печально, когда в угоду внутриполитическим дрязгам приносятся в жертву интересы мирового сообщества, интересы глобальной стратегической стабильности и международной безопасности. Но мы будем всегда готовы к диалогу, даже в этих условиях мы никогда не отказываемся от профессионального разговора в тех областях, в которых наши партнеры готовы равноправно, честно рассматривать существующие общие угрозы и проблемы. Состоялся раунд переговоров, после долгого перерыва, по борьбе с терроризмом. Осуществляются контакты между нашими специальными службами. По целому ряду других направлений, таких как сирийское урегулирование, северокорейская ядерная проблема, Афганистан, у нас есть, пусть и не всегда выявляющие совпадения, но достаточно регулярные контакты.

Приводим полный текст беседы министра с корреспондентами «Комсомолки» Дарьей Асламовой и Андреем Барановым

Приводим полный текст беседы министра с корреспондентами «Комсомолки» Дарьей Асламовой и Андреем Барановым

Фото: Михаил ФРОЛОВ

А. Баранов:

- Пишут: «С такими нашими партнерами нам врагов не надо».

С. Лавров:

- Есть такая пословица в русском языке.

Д. Асламова:

- Говоря о том, что напряженность в мире возрастает, мы имели в виду и Украину. Ситуация в Керченском проливе. Это реально перешло все границы. Мы имеем в виду ситуацию на Донбассе. Люди на Донбассе говорят, почему они проигрывают Украине в мнении международного сообщества. Украина выдвинула четкую идеологическую позицию: против нас выступает Россия, мы воюем с Россией, мы защищаем себя. Россия заявлена врагом. Скоро наша церковь, наши священники фактически могут стать великомучениками. Их сажают, на них заводят уголовные дела. Дальше может быть религиозная война. Ситуация настолько обострилась, а мы все держим позицию вялую и расслабленную. Почему мы не объявим Украину государством с нацистским режимом? Тогда у нас появится моральный козырь в мировом обществе. Нам враг нацистский режим, а не украинский народ.

А. Баранов:

- Многие спрашивают: когда мы наконец признаем ДНР и ЛНР?

С. Лавров:

- Мы не воюем с украинским режимом. С украинским режимом, который имеет все черты нацистского и неонацистского, воюют русскоязычные граждане Украины, которые живут на Донбассе.

Д. Асламова:

- Мы можем прекратить отношения с ней.

С. Лавров:

- Мы имеем отношения с украинским государством. Украинское государство – это гораздо больше и гораздо важнее для нас, чем тот режим, который оказался у власти благодаря предательству Западом всех норм международного права и международного поведения. Украинский народ ни при чем. И подавляющая часть украинского народа, я уверен, желает мира своей стране, желает избавиться от этого позорного режима и желает вернуться к нормальным отношениям с Российской Федерацией. Конечно же, для этого придется урегулировать внутренние проблемы Украины. Они гораздо шире и гораздо глубже, чем просто ДНР и ЛНР. Все произошло в связи с тем, что Запад допустил, я считаю, преступное попустительство, когда в феврале 2014 года, через сутки после того, как Евросоюз руками министров Германии, Польши и Франции гарантировал соглашение между Януковичем и оппозицией, наутро оппозиция развалила это соглашение. Ни Франция, ни Германия, ни Польша, ни США, которые бумагу не подписывали, но которые активно выступали за это соглашение, пальцем не пошевелили, даже не извинились перед теми, кто возлагал надежды на то, что это соглашение позволит выйти на мирное урегулирование. Через три дня, когда Дмитрий Ярош, руководивший всеми силовыми действиями на майдане, заявил публично, что русскому делать нечего в Крыму, потому что он никогда не будет прославлять Бандеру, Шухевича, никогда не будет думать по-украински, поэтому русский в Крыму должен быть либо уничтожен, либо оттуда изгнан, после чего и начались волнения среди крымчан. И потом, когда Ярош еще пытался организовать нападение на Верховный Совет, все это уже вылилось в протест, который привел к референдуму, и в итоге к возвращению Крыма в Российскую Федерацию.

Д. Асламова:

- Но что делать сейчас-то?

С. Лавров:

- Я вам еще раз хочу объяснить. Сейчас мы обязаны выполнять Минские договоренности. И предательство Запада проявилось…

Д. Асламова:

- Они уже давно рухнули. Вы об этом говорили полтора года назад. Их уже нет, никто их не соблюдает, кроме Донбасса. Знаете, если вы приедете в село Зайцево, где в каждом доме по покойнику, и скажете слова «минские договоренности», я не знаю, что с вами сделают. Потому что они-то соблюдают их, а то, что их мочат каждый день… И это всё минские договоренности.

С. Лавров:

- Дарья, я прошу прощения. Я считаю, что минские договоренности альтернативы не имеют. Вы предлагаете признать…

Д. Асламова:

- Вы так говорили и прошлый раз.

С. Лавров:

- Я так говорил и в позапрошлом году. Вы знаете, Устав ООН тоже нарушают много раз, и он тоже много раз не работает. Но поддаваться паническим эмоциям, я считаю, непозволительно.

17 декабря глава МИД России Сергей Лавров дал интервью в прямом эфире на сайте kp.ru

17 декабря глава МИД России Сергей Лавров дал интервью в прямом эфире на сайте kp.ru

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Д. Асламова:

- Это не панические эмоции.

С. Лавров:

- Я хочу понять, вы предлагаете признать ДНР и ЛНР?

Д. Асламова:

- Конечно.

С. Лавров:

- И дальше?

Д. Асламова:

- А дальше мы защищаем свою территорию, которую мы признали, помогаем нашим братским народам.

С. Лавров:

- И вы хотите остальную Украину потерять, оставить ее нацистам?

Д. Асламова:

- Нет. Я считаю, что нацистский режим вообще нужно воевать. Потому что они ввели против нас военное положение. Они нападают на наши корабли.

А. Баранов:

- Я с тобой не соглашусь.

Д. Асламова:

- Ты можешь не соглашаться. Но что мы будем делать, когда наших священников будут убивать?

С. Лавров:

- Воевать с Украиной мы не будем, это я вам обещаю.

Д. Асламова:

- А что мы будем делать с церковью?

С. Лавров:

- Мы должны добиться того… Понимаете, иногда признание независимости, как сейчас вы предлагаете, ДНР и ЛНР и объявление войны (я не представляю себе, как это, как Россия пойдет войной на Украину) – иногда это является проявлением нервного срыва и слабости. Если мы хотим сохранить Украину нормальной, вменяемой, нейтральной страной, мы обязаны сделать так, чтобы все, кто живет на Украине, были в комфортном состоянии. И если сейчас вы хотите оставить всей остальной Украине в качестве национальных праздников день создания ОУН-УПА, день рождения Шухевича и Бандеры…

Д. Асламова:

- Которые уже существуют.

С. Лавров:

- И исходить из того, что там не будет уже праздноваться 9 мая как День Победы, я с этим не согласен. В Минских договоренностях закреплен принцип децентрализации Украины, закреплен принцип русского языка как языка использования там, где хотят на нем говорить русскоязычные. То, что сейчас этот режим начинает разрушать свою собственную конституцию, гарантирующую права русского языка, то, что он начинает разрушать все свои международные обязательства, не означает, что мы должны бросить всех украинцев под руководством этого режима.

Д. Асламова:

- Но почему мы официально не признаем его нацистским?

С. Лавров:

- Что значит официально?

Д. Асламова:

- Украина – государство с нацистским режимом. Дел мы с ними иметь не будем, потому что нельзя иметь дело с Гитлером.

С. Лавров:

- Знаете, я с этим тоже не согласен. Это красивая позиция. Наверное, где-то в поселке Зайцево…

Д. Асламова:

- Да мало ли там таких поселков.

С. Лавров:

- Я понимаю, что если мы сейчас разорвем все отношения с этим режимом, да, в поселке Зайцево порадуются неделю. А потом что будет? Потом вы будете объяснять, почему мы потеряли Украину для прогрессивного, цивилизованного человечества. А мы хотим ее сохранить. И поэтому сейчас у нас есть международно-правовое основание требовать от Украины и, самое главное, от Запада, который этой Украиной сейчас руководит…

Лавров о том, что он является одним из самых популярных политиков: Не задумывался об этом

Лавров о том, что он является одним из самых популярных политиков: Не задумывался об этом

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Д. Асламова:

- Кстати, как вы к работе ОБСЕ относитесь в этом районе? ОБСЕ приезжает, фактически работает там против нас, шпионит против донбасских защитников, передает информацию Украине. В селах уже стали закрывать, когда въезжает ОБСЕ, потому что как только приезжает ОБСЕ, потом уезжает, дальше прилетает ответка, и в любом городке начинается бомбежка. Это уже известный факт. Более того, ОБСЕ всегда выступает не на нашей стороне. Как вы оцениваете ее работу?

С. Лавров:

- Во-первых, это неправда, что ОБСЕ наводит артиллерию. Миссия ОБСЕ действительно находится под очень серьезным давлением, прежде всего украинцев, прежде всего западников, но эта миссия не ускользает и от нашего влияния. И постепенно эта миссия делает шаги в правильном направлении, правда, под очень серьезным нажимом и не сразу. Пример. Мы давно просили, чтобы эта миссия в своих отчетах не писала просто, что за такую-то неделю было столько-то обстрелов, столько-то разрушено гражданских объектов, такие-то жертвы среди гражданского населения, а чтобы она конкретизировала, по какую сторону от линии соприкосновения какие жертвы и какие разрушения.

И с огромным трудом удалось выбить год назад первый доклад ОБСЕ на эту тему, из которого следовало, что подавляющее большинство разрушений в гражданском секторе и жертв среди гражданского населения по восточную сторону от линии соприкосновения. То есть там, где живут и защищаются ополченцы. Этот доклад просто ожесточенно пыталась Украина остановить и не сделать его достоянием гласности. Этого не удалось, ОБСЕ поступила в конечном итоге так, как обязана была поступить. И соответствующая статистика готова.

Второе, что