Премия Рунета-2020
Вологда
+8°
Boom metrics
Общество10 ноября 2015 15:00

Борис Кротов: «Вода в степи была черная. А чистый колодец немецкими снайперами простреливался. Хочешь жить, будешь и черную воду пить»

«Комсомолка» побывала в гостях у ветерана Великой Отечественной войны [фото]
Борис Кротов: « Вода в степи была черная. А чистый колодец немецкими снайперами простреливался. Хочешь жить, будешь и черную воду пить»

Борис Кротов: « Вода в степи была черная. А чистый колодец немецкими снайперами простреливался. Хочешь жить, будешь и черную воду пить»

Фото: Алексей РЫБИН

Борис Григорьевич Кротов родился 24 августа 1918 года в деревне Бурлево Турундаевского сельсовета. Ныне такого сельсовета уж нет — Турундаево давно стало частью Вологды, да и в самой деревушке практически не осталось местных жителей. А тогда крестьяне еще рожали. Вот и в семье Кротовых было аж девять детей. Впрочем, с крестьянством вскоре пришлось «завязать».

- Пришел комиссар, револьвер на стол положил и говорит отцу: вступайте в колхоз. Ну что делать, пришлось вступать, - вспоминает ветеран.

В колхоз, правда, пошла работать только мать, а отец подался на Вологодский паровозовагоноремонтный завод. По стопам Григория Ивановича пошел и его сын Борис — сначала учеба в железнодорожном техникуме, потом работа литейщиком на ВПВРЗ. Как тогда хватало сил — до сих пору диву даешься. От Бурлево до города без малого 10 километров, да и сам завод на другой окраине Вологды располагалс я— в конце нынешней улицы Кирова. И туда, и обратно пешком. А ведь еще и гулять время находили.

Первый раз оружие Борис Григорьевич в руки взял еще до войны — в 1938 году его призвали в Красную армию. И не куда-нибудь, а во внутренние войска НКВД. В январе 1941 года Борис Григорьевич вернулся «на гражданку». Пройденная служба да соответствующее «железнодорожное» образование сыграли свою роль — сержант запаса Кротов стал сотрудником линейного отдела транспортной милиции. А еще через полгода началась война...

Осенью 41-го ГКО (Государственный комитет обороны) выпустил постановление — отобрать (причем, желательно на Севере, чтобы здоровьем были покрепче) лучших комсомольцев-добровольцев в воздушно-десантные войска. Борис Григорьевич кандидатом оказался идеальным. Будущих десантников готовили всю зиму и весну 1942 года. А летом того же года все десять воздушно-десантных корпусов, в одном из которых служил и Борис Кротов, были переформированы в стрелковые дивизии, сразу же получившие звание гвардейских - слишком уж хороша была выучка и подготовка этих бойцов.

34-ю дивизию (в будущем - Енакиевскую) в конце 1942 года направили под Сталинград — чтобы заткнуть дыру, образовавшуюся между Юго-Восточным фронтом и Северной группой войск Закавказского фронта.

После первых же столкновений в боях фашисты прозвали бойцов 34-й «голубыми дьяволами». Дело в том, что личный состав еще долгое время продолжал носить форму ВДВ. Несмотря на то, что специальное десантное обмундирование должно было быть изъято, командиры продолжали одеваться в куртки с меховыми воротниками вместо шинелей и унты вместо валенок. Бойцы же сохранили авиационные фуражки с голубым околышем, кокардой и крылышками. Кроме того, весь личный состав бывших десантных дивизий, включая офицеров, продолжал носить «финки», изначально предназначенные для обрезки парашютных строп.

Воевать против 16-го механизированного корпуса Вермахта приходилось в калмыцких степях, в районе поселка Утта.

- Вода там была черная везде. Кипятили да пили, а что делать? Был один колодец с чистой водой, так он весь немецкими снайперами простреливался. Хочешь жить будешь и черную воду пить, - вспоминает ветеран.

Немцы вскоре почувствовали на себе, что значит слово «гвардейский». Воины достойно справились с задачей — остановили натиск немецко-румынских войск на Астрахань и обеспечили возможность для формирования 28-й армии. А вскоре сами пошли в контрнаступление. Хулхута, Яшкуль, Олинг... А 31 декабря 1942-го года десантники освободили столицу Калмыкии Элисту.

Сейчас на груди ветерана неярко светится целый иконостас наград

Сейчас на груди ветерана неярко светится целый иконостас наград

Фото: Алексей РЫБИН

В начале февраля 43-го дивизия подошла к оккупированному немцами Батайску — большому железнодорожному узлу неподалеку от Ростова-на-Дону. 7 февраля Батайск был освобожден. Однако в том бою был смертельно ранен командир дивизии Иосиф Губаревич — его машину обстреляли немецкие истребители.

5 февраля комдив написал свой последний приказ:

«Товарищи бойцы и командиры, героические гвардейцы! Идя вперёд, приятно и радостно вспоминать о своих боевых делах. Это вы, советские воины, пробили стену вражеской обороны, уничтожили хваленые немецкие узлы сопротивления в Хулхуте, Утте, Яшкуле, Улан-Эрге, освободили от германских поработителей сотни населённых пунктов, в том числе и Элисту, Гигант, Зерноград. Вы прошли около семисот километров по пересеченной местности в тяжёлых климатических условиях, не думая о трудностях, шли только вперёд к победе. Этот славный, благородный путь — путь на запад я прошёл вместе с вами, находясь в ваших рядах. Я видел ваши силы и ненависть к врагу, мужество и героизм в битвах и был всегда уверен в вашей победе. Временно выбывая из ваших рядов по ранению, завещаю вам и наказываю донести наше Красное гвардейское знамя до победного конца, до самой Великой Победы!»

22 февраля генерал-майор Губаревич скончался... Но Знамя дивизия донесла — через Донбасс, Румынию, Венгрию, Австрию и Югославию. На донецкой земле гвардеец Кротов получил одно из своих многочисленных ранений — на этот раз в руку. Несмотря на рану, в госпиталь ехать вологжанин отказался. «Останусь со своими!», - решил тогда ветеран.

А вот после других ранений — контузии, например, или, когда осколок попал в ноги — Бориса Григорьевича в госпиталь все же отправляли. А потом и на Родину — на короткую побывку. «Четыре раза за войну в отпуске был! Все по трудовому законодательству», - смеются ветеран со своим сыном Валерием.

Впрочем, с родными Борису Кротову довелось свидеться не только дома. Чего стоит хотя бы нежданная-негаданная встреча с родной сестрой прямо посреди войны! Как оказалось, Тося служила авиационной связисткой в соседней части. Гвардеец Кротов выпросил у командира коня и кинулся проведать сестру. Тогда они проговорили всю ночь. Тося тоже вернулась с войны целой и невредимой и дожила до преклонных лет. К сожалению, не так давно она скончалась...

Победу 34-я дивизия встретила в Австрии. Однако война для них тогда еще не закончилась. 17-го мая 1945 года отчаянную попытку прорваться к англо-американским войскам предприняли остатки одной из дивизий СС. Немцы надеялись, что те отнесутся к ним мягче, что англосаксам безразличны зверства, которые они творили на оккупированных землях СССР. И нельзя сказать, что надежды эти были такими наивными. Чего стоит хотя бы инцидент на Крите — там, вскоре после высадки, англичане ввязались в бой с партизанами-коммунистами, однако не смогли с ними справиться и взяли в помощники 28-ю пехотную бригаду вермахта. До 26 июня 1945 года британцы вместе с гитлеровцами убивали партизан — и только когда повстанцев удалось оттеснить, немцы были отправлены в лагеря военнопленных.

Да и Пражская операция была закончена лишь 11 мая, хотя некоторые немецкие части сопротивлялись еще сутки. А освобождение Югославии затянулось до 15 мая. Зато сколько радости было:

- Зашли в Белград — а там флаги, флаги, флаги! Все радостные плачут, обнимают, цветы кругом, - вспоминает ветеран.

Вообще в Югославии против советской армии воевали уже не столько немцы, сколько местные националисты - хорватские усташи и словенские домобранцы. В отличие от тех, и других, сербские националисты — четники — сопротивления Красной армии не оказывали и вообще считали СССР союзником, даже несмотря на свои яростно антикоммунистические убеждения. США и Великобритании «белые» сербы тогда доверяли куда меньше. А командир Югославских войск на родине Драголюб Михайлович даже издал приказ, карающий смертной казнью любого, кто поднимет руку на советского солдата. Со своими согражданами — красными сербскими партизанами Иосипа Тито — четники обходились куда как суровее. Да, собственно, против них они и воевали, в том числе, и с помощью немцев. Ведь толкового единого командования у четников не было и, даже несмотря на ненависть главкома Драже Михайловича к немцам, некоторые их отряды в открытую сотрудничали с немецкими оккупантами участвовали в зверствах против соотечественников.

После войны Борис Кротов служил в транспортной милиции

После войны Борис Кротов служил в транспортной милиции

Фото: Алексей РЫБИН

Старший сержант Борис Григорьевич Кротов демобилизовался в 1946 году. Однако совсем со службы ветеран не ушел. Вернувшись в Вологду, он устроился обратно в линейную милицию. Вскоре Борис Григорьевич и женился — с Верой Александровной они прожили душа в душу 64 года. Родились сын и дочь, потом появились внуки, есть и правнучка. Увы, несколько лет назад Борис Кротов остался вдовцом...

Чем только не приходилось заниматься Борису Григорьевичу по долгу службы — ловил он и беспризорников, наводнивших послевоенную страну, и матерых рецидивистов, которых особенно много вышло на волю после смерти Сталина. Передвигались же и те, и другие в основном на поездах.

- Бывало, в Ярославле поезд остановится, а мы выносим труп из вагона. Уголовники, пока едут, гуляют, пьют да убивают друг друга, - вспоминает ветеран.

Довелось однажды Борису Григорьевичу поймать и настоящего беглого рецидивиста. Взял его старшина на станции Данилов.

- Заковали в наручники, привезли в Вологду. Там нас уже начальство встречает на перроне. Поезд остановился, они ждут, а нас нет - мы вообще в другом вагоне ехали. Начальство к таким вещам иногда нервно относится, вот нам и дали выговор с напарником. Потом, правда, одумались и 200 рублей премии за поимку преступника все же выписали, - вспоминает ветеран.

Были однако и веселые моменты. Так, по долгу службы приходилось старшине Кротову носить при себе не только папаху, но и шашку, как у казака.

Службе в органах внутренних дел Борис Григорьевич Кротов отдал без малого 30 лет. Но сидеть на пенсии — это не для ветерана. И он продолжил работать — уже на ВОМЗ - вплоть до 80-ти лет! Да и оттуда уволен был не по собственному желанию, а по сокращению штатов.

Сейчас на груди ветерана неярко светится целый иконостас наград - три ордена Красной Звезды, медаль «За взятие Будапешта», орден Отечественной войны, две медали «За боевые заслуги», «За взятие Белграда»...