Премия Рунета-2020
Вологда
+8°
Boom metrics
Общество27 октября 2015 11:00

Сергей Метевский: «Я был секретарем комсомольской организации. Бояться мне не положено»

«Комсомолка» побывала в гостях у ветерана Великой Отечественной войны [фото]
«Комсомолка» побывала в гостях у ветерана Великой Отечественной войны

«Комсомолка» побывала в гостях у ветерана Великой Отечественной войны

Фото: Алексей РЫБИН

Сергей Петрович Метевский родом из Грязовецкого района. После школы поступил в техникум Льнокомбината — на электрика. С электричеством оказалась связана и дальнейшая судьба Сергея Петровича. В 1943 году его, 17-летнего парня, вместе со сверстниками призвали в ряды Красной армии, а точнее - флота.

- На Льнокомбинате мы переночевали два дня, и потом нас погрузили в вагоны и увезли под Мурманск, в Ваенгу. Сейчас там база Северного флота (город Североморск — прим.ред.). Месяца два, наверное, мы там разгружали караваны. День занимаемся на учебе, ночь разгружаем. Потом нас в городок Полярный перевели. Там тогда была главная база Северного флота. Месяц или два нас погоняли там и на корабль. А присягу уже не помню, где и принимали, наверное, в Полярном, - вспоминает Сергей Петрович.

На один из кораблей, призванных обеспечить безопасность конвоя, попал и молодой матрос Метевский.

На один из кораблей, призванных обеспечить безопасность конвоя, попал и молодой матрос Метевский.

Фото: Алексей РЫБИН

«Караваны», которые довелось разгружать молодым курсантам, это военная техника и продовольствие, которые шли в СССР по ленд-лизу от союзников по антигитлеровской коалиции. И самым опасным направлением поставок являлись именно арктические конвои, которые проходили в северные порты Советского Союза — Мурманск и Архангельск. Ведь именно они становились приоритетными целями немецкой авиации и флота, как подводного, так и надводного. Из-за непрерывных атак немцев суда гибли почти каждый раз. В результате в 78 конвоях союзники потеряли более 80-ти торговых судов и 16 боевых кораблей. Судьбу одного из самых таких конвоев в книге «Реквием каравану PQ-17» описал известный советский писатель Валентин Пикуль.

Разумеется, к охране караванов прилагались всяческие усилия, в том числе и с советской стороны. На один из кораблей, призванных обеспечить безопасность конвоя, попал на должность электрика молодой матрос Метевский.

- Попал сначала на тральщик — бывшее американское китобойное судно, переделанное для поиска и уничтожения мин. Для этого на тральщиках по две «кишки» таких было, ну, или кабеля. Мы их «кишками» называли, они метров 300-400 длиной. На воду их руками спускали и на концы напряжение подавали в размере двух тысяч ампер. А они создавали магнитное поле, и мины немецкие взрывались, - рассказывает ветеран.

Численность кораблей в караванах постоянно колебалась — от 7-ми до 42-х. Тральщики шли всегда впереди.

Вскоре матроса Метевского перевели на другой корабль - «Большой охотник», или «БО-209». Это был уже не тральщик. Корабли этого класса использовались для поиска и уничтожения подводных лодок противника, преимущественно глубинными бомбами. Также они были оснащены одной 76-миллиметровой универсальной палубной артиллерийской установкой с орудием длиной в 50 калибров и тремя 20-миллиметровыми автоматами «Эрликон». Как и в случае с тральщиком, «Большой охотник» также был передан Советскому Союзу американской стороной по ленд-лизу.

Сергей Петрович Метевский "охотился" за немецкими подводными лодками

Сергей Петрович Метевский "охотился" за немецкими подводными лодками

Фото: Алексей РЫБИН

- Корабль небольшой был, метров 46 в длину. Вообще у американцев все удобства для личного состава были сделаны. Кубрики для каждого, коечка. Когда не спишь, она к борту подымается, лампочка у каждого. Тут же душ и туалет в кубрике. У наших таких удобств не было, - вспоминает Сергей Петрович.

Основной задачей противолодочного корабля была, как не трудно догадаться, охота за подводными лодками. Для этих целей использовались глубинные бомбы.

- Был однажды скандал с нашими подводниками. Наш дивизион потопил немецкую подводную лодку, а они - мол, это мы их под водой торпедировали. Вернулись на базу, собрались все в доме офицеров и началось тут — ах, вы, нашу победу забрали! - рассказал ветеран.

На «Большом охотнике» матрос Метевский служил до 1950 года.

- В боях нам нечасто приходилось участвовать, но все же бывало. Чаще всего случались налеты немецкой авиации. Было ли страшно? Да нет, не особо. Я ведь почти всю службу под палубой провел, следил за аккумуляторами. И вообще: немцы в основном в грузовые транспорты целились, а не в нас. Да вдобавок я был секретарем комсомольской организации. Бояться мне не положено, - смеется ветеран. Однако обороняться от немецких самолетов все же приходилось — и матрос Метевский на этот счет был приписан к корабельному пулемету.

***

Война войной, но были у моряков и развлечения. Например, сбор ягод или грибов. По словам ветерана, летом ими были усеяны все сопки. Правда, не всегда эти походы могли закончиться благополучно.

- Зашли мы однажды на один из островов, за ягодами. Забрались вверх, смотрим, а на той стороне немцы — рембаза подводных лодок, оказывается, там была. Ну, увидали мы их да и смотались по-быстрому. А что нам делать оставалось? На корабле одна пушка да четыре пулемета. Они нас вроде не заметили тогда, - вспоминает ветеран.

Добывали военные моряки и рыбу - правда, своеобразным способом.

- Рыбы захочется поесть, говорим акустику, мол, найди нам косяк. Тот косяк нащупает, а мы р-раз туда бомбу. Навсплывает ее, собирай да ешь. Местные жители про это знали, и, как только мы поблизости где бахнем, сразу на лодочках своих выходили в море рыбу собирать, - смеется Сергей Петрович.

Сейчас у Сергея Петровича и Валентины Николаевны Метевских три внучки, правнучка и правнук.

Сейчас у Сергея Петровича и Валентины Николаевны Метевских три внучки, правнучка и правнук.

Фото: Алексей РЫБИН

Разумеется, из-за специфики службы приходилось нашим морякам общаться и с иностранцами. И, вопреки расхожему мнению, этому никто тогда не препятствовал. По словам Сергея Петровича, несмотря на то, что никто не знал иностранных языков, общение все равно как-то удавалось наладить.

- С иностранцами мы в одной бухте стояли. Общаться приходилось, конечно. Нам это не запрещали. Они, помню, часто в футбол зимой играли, иногда и с нашими моряками. Я не играл - еще до войны ногу в одном матче сильно зашиб. Вообще с нами американцы лучше общались, чем англичане. Попроще они как-то были, что ли. Большинство-то американцев негры были. Не знаю, как и понимали друг друга, английского никто не знал, переводчиков не было, - вспоминает ветеран.

Дружбу нашим морякам удалось наладить не только с американцами, но и... с белыми медведями.

- У нас был белый медвежонок. Уж не знаю, где его и подобрали. Жил на корабле. И на камбузе, когда еду раздают, то в первую очередь ему надо. Вахты с ним хорошо стоять было. Никого не пустит. Главный механик дивизиона пытался было зайти к нам, так медведь лапой его с трапа прямо в воду скинул. А своих не трогал, узнавал - как собака был. Его хотели однажды по приказу начальства оставить на сопках, но ничего не вышло - он быстрее нас на корабль вернулся. А куда уж он потом подевался, я и не помню, - рассказывает Сергей Петрович.

О победе в войне, по словам ветерана, моряки услышали от американцев.

- Мы тогда стояли в Мурманске на стапелях. Американцы раньше нас узнали, что война кончилась. Уж не знаю, откуда. Официально-то нам сообщили 8-го мая, а они еще с вечера узнали и нам сказали. Стрелять сразу все начали: победа, победа! - вспоминает Сергей Метевский.

Несмотря на наступление долгожданного мира, по домам никого не распустили. Причина проста — служить-то больше было и некому. Вот и ждала страна, пока подрастет новое поколение призывников.

После демобилизации Сергей Метевский вернулся в Вологду и устроился на Льнокомбинат.

- У меня тут сестра двоюродная работала. Я пришел к начальнику, тот подписал мне какие-то бумаги и говорит: приходи завтра. А у него сердце было слабое, он в тот же день на переезде споткнулся и умер. Я прихожу на второй день, а там уже другой директор. Ну чего, раз уж принят, так работай, говорит, - рассказал Сергей Петрович.

На Льнокомбинате Сергей Метевский и проработал всю свою жизнь. Был и простым электриком, и мастером, и инженером. Там же он познакомился и с будущей женой Валентиной Николаевной, которая трудилась мастером производства. В 1954 году молодые сыграли свадьбу. Сейчас у них три внучки, есть уже и правнучка, и правнук.