Премия Рунета-2020
Вологда
+4°
Boom metrics
Общество28 июля 2015 11:30

Ветеран Георгий Ткачев: «Пока добирались до Москвы, бомбежка не прекращалась»

"Комсомолка" встретилась с удивительным ветераном Великой Отечественной войны [фото]
Ветеран Георгий Ткачев: «Пока добирались до Москвы, бомбежка не прекращалась»

Ветеран Георгий Ткачев: «Пока добирались до Москвы, бомбежка не прекращалась»

Фото: Вероника ГУРИНА

Семьдесят лет назад молодой студент Георгий полз под фашистскими бомбежками. Буквально вчера он вальсировал на паркете общежития, а потом произошла резкая смена картины. Из беззаботной она превратилась в трагическую. Сейчас он в своей маленькой квартирке заваривает с женой цикорий, говорит об искусстве. Но события того страшного времени навсегда остались в памяти ветерана.

Постулаты жизни, мудрость ветерана Великой Отечественной войны, инженера-лейтенанта железнодорожных войск 1-го Белорусского фронта Георгия Ткачева в материале «Комсомолки».

"О начале войны услышал по громкоговорителю"

"О начале войны услышал по громкоговорителю"

Фото: Вероника ГУРИНА

Раньше очень дружно жили.

Я родился в Белоруссии в городе Жлобин.

Помню с детства, еще года три мне было, сразу начал тряпичный мячик пинать, потом уже на самодельных лыжах стал ездить.

"Раньше очень дружно жили"

"Раньше очень дружно жили"

Фото: Вероника ГУРИНА

Было очень тепло, у нас была южная сторона. Первого мая - демонстрация, всегда все на нее ходили, а второго мая все уезжали за город, на Днепр, на пикники. Причем ехали поездом. Днепр разливался очень далеко, и мы его переплывали. Были совсем маленькие, а уже умели плавать.

Отец сделал мне коньки деревянные, я на них и с горки катался в дошкольном возрасте, лыжи тоже сделал.

"Еще до объявления войны, ночью враги бомбили жилой дом"

"Еще до объявления войны, ночью враги бомбили жилой дом"

Фото: Вероника ГУРИНА

Сколько себя помню, всегда занимался спортом: футбол, волейбол, баскетбол. А потом и вовсе стал заниматься гимнастикой.

У нас был очень дружный класс, с города собрали самых способных. Мы дружили и встречались до самой смерти. Я остался один сейчас в живых.

"С Зиной мы уже 61 год"

"С Зиной мы уже 61 год"

Фото: Вероника ГУРИНА

В семье нас было четыре брата и старшая сестра. Я был самым младшим, и внимания мне уделяли всегда больше.

Помню еще в самом раннем возрасте начал рисовать, тогда я и приучился к художеству.

Шахматы — моя страсть. Был чемпионом в Забайкальске семь лет, первенство Вологды, в Сибири. В очень многих соревнованиях, в том числе и международных. Был даже чемпионом России.

"Мы должны были научиться пользоваться винтовками"

"Мы должны были научиться пользоваться винтовками"

Фото: Вероника ГУРИНА

А в университете стал заниматься танцами. В общежитии на первом этаже был паркетный пол, на нем-то я и тренировался. И так увлекся танцами, что они стояли для меня на первом месте. Потом уже шло художественное дело и шахматы. А еще помню, что в стенгазете рисовал.

Раньше очень дружно жили. У нас в Белоруссии очень много евреев, но все друг к другу хорошо относились. И дружили всегда. Что ты еврей, что Белорус - никакой разницы.

"Зину держу крепко за руку"

"Зину держу крепко за руку"

Фото: Вероника ГУРИНА

У нас в комнате жил один москвич и два еврея, так вот один из них был актером и постоянно разучивал роли. Иногда мы от его монологов плакали. Я сейчас слушаю спектакли на дисках и вспоминаю его интонацию.

"Так благодаря танцам и поженились"

"Так благодаря танцам и поженились"

Фото: Вероника ГУРИНА

Мы восстанавливали пути следуя за фронтом для бесперебойного продвижения составов.

Я был на пятом курсе. Проходил практику в Жлобине. О начале войны услышал по громкоговорителю, и с 22 июня каждый день по репродуктору появлялись новости, что где происходит.

Еще до объявления войны ночью враги бомбили жилой дом. А наутро несколько сотен человек собрались в центре. Людям необходимо было поделиться информацией и решить, что делать дальше.

"У нас был очень дружный класс, с города собрали самых способных"

"У нас был очень дружный класс, с города собрали самых способных"

Фото: Вероника ГУРИНА

Помню, что было много беженцев.

Не прошло двух недель, как мы погрузили все оборудование в депо и отправились на восток. Нас освобождали от службы в армии, так как нужно было обеспечить продвижение поездов во что бы то ни стало.

Прошел 50 километров до Гомеля. А его как раз начали бомбить. В первые дни войны добирался до депо как мог.

Сколько себя помню, всегда занимался спортом

Сколько себя помню, всегда занимался спортом

Фото: Вероника ГУРИНА

Однажды начали резко бомбить, все повыскакивали из поезда - женщины, дети. Одного человека на моих глазах ранило.

Пока добирались до Москвы, бомбежка не прекращалась. Приходилось обходить югом через Украину.

"Мы восстанавливали пути следуя за фронтом для бесперебойного продвижения составов"

"Мы восстанавливали пути следуя за фронтом для бесперебойного продвижения составов"

Фото: Вероника ГУРИНА

Первое время не было самолетов, потому что аэродромы были разгромлены почти сразу. Враг уничтожал все на своем пути.

Когда попал в Москву, сразу решил пройтись. Смотрю - театра нет. Какие-то домики незнакомые стоят. Оказалось, это маскировка такая.

Шахматы — моя страсть

Шахматы — моя страсть

Фото: Вероника ГУРИНА

Дальше всех эвакуировали на восток, мы прибыли в Томск. Там железнодорожный институт. Нас расположили тогда в спортивных помещениях.

Выдали нам только хлебные карточки. Мы очень голодали.

Институт я закончил уже в Томске. Из-за войны дипломы нам выдали без защиты и всякой комиссии.

Побеждал в шахматах в очень многих соревнованиях, в том числе и международных

Побеждал в шахматах в очень многих соревнованиях, в том числе и международных

Фото: Вероника ГУРИНА

После окончания института нас распределили от Урала до Дальнего Востока. Причем определяли город по алфавитному порядку. Я был в конце списка практически, поэтому попал в Читинскую область, в Зилово.

Именно в Читинской области я узнал, что такое вечная мерзлота. Везде тайга, сопки. Совсем не так, как в Белоруссии.

Дочь супругов Нина Мишинцева занимается керамикой и известна на всю страну

Дочь супругов Нина Мишинцева занимается керамикой и известна на всю страну

Фото: Вероника ГУРИНА

В Зилово стал работать в техническом бюро. Мы постоянно помогали фронту.

Мы всегда работали под лозунгом: «Все для фронта, все для Победы».

С начала войны сразу же отменили поставку цветных металлов в Читинскую область. Отменили поставки электродов, бумаги. Ничего не было. Пытались все делать сами.

"Начал рисовать с детства"

"Начал рисовать с детства"

Фото: Вероника ГУРИНА

Помню, на кухне был большой бак с бульоном без мяса. И туда добавляли маленький-маленький черпачок растительного масла, размером он был не больше наперстка. А машинистам еще полагались пайки. Больше ничего не ели.

В Зилово было так голодно, что иногда приходилось выкапывать турнепс.

"Я рисовал до последнего момента, пока не ослеп"

"Я рисовал до последнего момента, пока не ослеп"

Фото: Вероника ГУРИНА

Было тяжелое положение, и всех новобранцами отправляли после работы изучать военное дело. Мы должны были научиться пользоваться винтовками, а еще нам показывали, как нужно колоть врага копьями. Нас так научили, что мы могли уже машинально это делать. Да я и до сих пор помню.

В апреле получил секретную телеграмму, меня вызвали к начальнику депо. Дали мне билет в Читу. Там я попал в эшелон.

Внуки нарисовали любимой бабушке открытку к 8 марта

Внуки нарисовали любимой бабушке открытку к 8 марта

Фото: Вероника ГУРИНА

Как приехал в Читу, выдали мне рисовую кашу. После турнепса это было настоящим счастьем.

У нас было все свое. Мы ни от кого не зависели. В одном из вагонов даже находилась пекарня.

"Я уже лет пятнадцать как ослеп"

"Я уже лет пятнадцать как ослеп"

Фото: Вероника ГУРИНА

О магазинах даже не слышали тогда, ничего не было.

В воскресенье у нас был выходной, я ходил на станцию, когда подходил воинский эшелон. Там я покупал шоколад или кофе. Потом садился в пассажирский поезд и обменивал сладости на соль. Потому что с ней у нас был дефицит. Или же на куль картошки. И с продуктами возвращался домой. Там в самодельной кастрюльке мы ее и варили. Но ели все равно без соли, потому что экономили, она была на вес золота.

"В войну мы очень голодали"

"В войну мы очень голодали"

Фото: Вероника ГУРИНА

Моя тяга к художеству пригодилась мне и во время войны. Я рисовал игральные карты по памяти. Брал белую бумагу и акварелью создавал тузов, валетов, дам. И за это мне удавалось выручить полкуля картошки. А приходилось трудиться несколько месяцев. Так и выжил.

Георгия Петровича повсюду сопровождает жена

Георгия Петровича повсюду сопровождает жена

Фото: Вероника ГУРИНА

Потом я вернулся в Гомель и начал восстанавливать разрушенные железнодорожные пути.

Как только зашел в Гомель, предстала страшная картина. Все разрушено. Кругом сгоревшие деревянные домишки, от них остались только печные трубы. Город покрыт бурьяном. Большой машиностроительный завод разрушен.

День семьи Ткачевых расписан по часам

День семьи Ткачевых расписан по часам

Фото: Вероника ГУРИНА

Попал к себе на Родину, в Жлобин. Станция наполовину разрушена. Раньше было около десяти путей, а осталось только три. Вместо них только ямки.

Мы восстанавливали пути следуя за фронтом для бесперебойного продвижения составов. Они уходили вперед, а мы тут же приводили в порядок железную дорогу. Так и двигались.

"Моя тяга к художеству пригодилась мне и во время войны"

"Моя тяга к художеству пригодилась мне и во время войны"

Фото: Вероника ГУРИНА

В 1944 году я вернулся в Читу, где началась подготовка к войне с Японией.

Конец войны я встретил в Чите. Я работал в секретном отделе инженером. По радио услышал о Победе. Все радовались, обнимались, целовались. Военные салютировали. Это было огромной радостью. А мы знали, что это еще не конец, впереди война с Японией.

Дочь Нина Мишенцева на встрече с Владимиром Путиным

Дочь Нина Мишенцева на встрече с Владимиром Путиным

Фото: Вероника ГУРИНА

Зину держу крепко за руку.

Рисовать начал с детства. Нигде особо не учился, но к художеству всегда тянуло. Серьезно и осознано начал этим заниматься, когда стал работать.

Я рисовал до последнего момента, пока не ослеп.

Георгий Петрович полностью потерял зрение

Георгий Петрович полностью потерял зрение

Фото: Вероника ГУРИНА

Начинал изображать копии известных картин. Очень любил Айвазовского. Ближе всего для меня рисовать реки, леса. Потом начал писать портреты.

Ближе всего для меня рисовать реки, леса.

Ближе всего для меня рисовать реки, леса.

Фото: Вероника ГУРИНА

С женой мы вместе 61 год, познакомились еще в Чите, в доме офицеров на танцах. Мне уже было тогда 35, а Зине - 25. Я танцор, а она, оказывается, тоже на курсы ходила. Так благодаря танцам и поженились.

Работа дочери Нины

Работа дочери Нины

Фото: Вероника ГУРИНА

Я уже лет пятнадцать как ослеп. Раньше было рисование, лыжи, шахматы, танцы. А теперь слушаю радиоспектакли и хожу с женой гулять на улицу.

"Именно в Читинской области я узнал, что такое вечная мерзлота"

"Именно в Читинской области я узнал, что такое вечная мерзлота"

Фото: Вероника ГУРИНА

Зину держу крепко за руку. Она меня везде водит: и в пир, и в мир. Никогда мы с ней не расстаемся. Нас уже вся округа знает, вплоть до собак.

"Нас уже вся округа знает, вплоть до собак"

"Нас уже вся округа знает, вплоть до собак"

Фото: Вероника ГУРИНА

У нас есть маленькая традиция — мы собираемся в 11.30 на кухне и пьем цикорий. Каждый день. А еще ходим за кефиром. Зина устроила мне санаторий.

"У нас есть традиция - в 11.0 мы собираемся на кухне и пьем цикорий"

"У нас есть традиция - в 11.0 мы собираемся на кухне и пьем цикорий"

Фото: Вероника ГУРИНА

У нас двое дочек, обе самостоятельные. Всегда нас радуют.

"Зина устроила мне санаторий"

"Зина устроила мне санаторий"

Фото: Вероника ГУРИНА

Одна из дочек, Нина, занимается куракинской керамикой. Ее игрушки и наборы керамической посуды покупают по всей стране. А недавно она встречалась с самим Путиным.

Я прожил долгую жизнь. Сейчас мне уже 96 лет.

Молоко ветеранам присылает дочь Нина, которая умудряется еще содержать большое хозяйство

Молоко ветеранам присылает дочь Нина, которая умудряется еще содержать большое хозяйство

Фото: Вероника ГУРИНА

Талантливейший и многогранный Георгий Петрович шестьдесят один год назад нашел свою музу, с которой ему и сейчас спокойно. Которая никогда не отпускает его руку и кроме как «котей» не называет. В их маленькой квартире, увешанной картинами, где на каждой полке стоит глиняная игрушка, выполненная руками их дочери, легко и хорошо. Наверное, это и называется долгой и счастливой жизнью.

"Было очень тепло, у нас была южная сторона"

"Было очень тепло, у нас была южная сторона"

Фото: Вероника ГУРИНА